Облако тегов

Архивы


Новинки


Полезное

AdSense block #1

Об этом нельзя забывать!

http://vsr.mil.by/public/images/3p11_5_68.jpg

11 апреля – день и радостный, и печальный одновременно. Белорусы и сербы, французы и бельгийцы, русские и поляки, украинцы и немцы – все народы Европы (и не только Европы) отмечают Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В этот день в 1945 году узники Бухенвальда – измученные, но со слезами радости на глазах вышли на свободу и полной грудью вдохнули весенний воздух.

За годы второй мировой войны 18 миллионов человек познали ужас фашистских концентрационных лагерей. Уцелели только 7 миллионов из них.

О чем умалчивали учебники

В оккупированной Белоруссии система фашистских концлагерей стала инструментом беспощадных репрессий и геноцида. Вместе с филиалами и отделениями на территории нашей республики их насчитывалось более 260.

Существовали трудовые лагеря, сборно-пересыльные и лагеря смерти. Трудовые – самая большая лагерная группа. Предназначены они были для использования гражданского населения в качестве бесплатной рабочей силы для нужд вермахта. Сборно-пересыльные – для отправки населения в Германию. Ну а название лагерей смерти говорит само за себя…

И у многих в сознании, по старым школьным учебникам видимо, сложился устойчивый стереотип: мирных жителей в концлагерях мучили немцы. Но разве только они? За последние годы взгляд историков на трагические события военного лихолетья кардинально изменился, хотя пишут об этом по-прежнему мало. Потому очень часто многие простые люди делают для себя открытие, когда слышат, что в концлагерях, созданных в Белоруссии, люди страдали в основном по вине и от рук предателей-соотечественников. Впрочем, среди коллаборационистов значились и украинцы, и русские, и поляки…

Белорусские же коллаборанты служили не только во взводах или батальонах железнодорожной охраны. Были еще 130-й Белорусский полицейский батальон СД, бригада вспомогательной полиции «Зиглинг», Белорусская краевая оборона, занимавшаяся охраной различных объектов, включая концлагеря, оккупационная полиция «Белорусская народная самопомощь», охранные батальоны «Шума» (белорусская вспомогательная полиция порядка). Для полицаев даже издавался журнал «Беларус на варце». Впоследствии эти формирования вошли в состав белорусских дивизии СС и бригады СС.

Но вернемся к фашистским концлагерям. В них, как известно, люди попадали без судебного разбирательства. Это были подозреваемые в инакомыслии, коммунисты, члены семей военнослужащих, жители партизанских районов, представители некоторых национальностей, например евреи и цыгане. Но разве могли бы немцы выявить их без помощи местных предателей? Этим занимались люди, которые сотрудничали с фашистами, в частности полицейские.

Пособники «нового порядка» выдавали предписания явиться на принудительные работы, арестовывали будущих узников. Охраной лагерей также нередко занимались предатели из числа местного населения. Германское командование, кстати, доверяло им задачи и посерьезнее, включая службу в вермахте, СД и СС. А если учесть, что на каждые пять подневольных белорусских рабочих или каторжников приходилось по одному охраннику, становится понятно, почему так активно вербовали местных предателей – не с фронта же немцев отзывать…

Собственный концлагерь

Мало кто знает, что белорусские коллаборационисты имели в полном смысле этого слова собственный концлагерь. Он был подчинен командиру полиции безопасности в Минске, а комендантом этого лагеря до осени 1943 года являлся некий Сергей Бобко. Позже Бобко возглавил 7-ю роту 13-го белорусского полицейского батальона СС при СД, которая осуществляла лагерную охрану, в том числе крупнейшего в тогдашней Барановичской области фашистского концлагеря, расположенного близ населенного пункта Колдычево. Одновременно в нем содержалось до 10.000 человек.

Для строительства этой «фабрики смерти» согнали жителей близлежащих деревень, которых после окончания работ расстреляли. Лагерь представлял из себя территорию, огороженную колючей проволокой в несколько рядов. Ночью она освещалась прожекторами. Для охраны использовали дзоты и вкопанные в землю танки. Ночью охрану усиливали дополнительными патрульными нарядами.

Уже в марте 1942 года в Колдычевский лагерь была доставлена первая партия узников – около 400 заключенных из переполненных Барановичской и Столбцовской тюрем. Попадали сюда в основном местные жители, подозревавшиеся в связях с партизанами, уклонявшиеся от трудовой повинности, а также семьи партизан. Для ареста и отправки в застенки хватало одного доноса.

Бывший узник Колдычевского лагеря Григорий Бреслав вспоминает: «Степанюк выстроил нас и объявил, что мы находимся в концентрационном лагере «Колдычево». За малейшее нарушение – расстрел. Для подтверждения своих слов и чтобы нагнать страх, двоих он вытянул из строя и тут же на месте ни за что расстрелял из револьвера».

А вот рассказ другого очевидца: «В начале апреля 1943 года деревня Перехрестье Ляховичского района была окружена полицией. По доносу солтыса (так в простонародье называли полицаев) арестовали 11 человек. Арестованных доставили в барановичское СД, а затем в Колдычевский лагерь смерти».

Бывшая узница лагеря Я.Демьянец: «По доносу соседа-полицая в феврале 1944 года отца арестовали. Он был инженером мыловаренного завода и снабжал партизан мылом. После пыток в гестапо его доставили в концентрационный лагерь «Колдычево». Вскоре были арестованы и ни за что брошены в Колдычевский лагерь смерти брат отца, муж сестры отца, брат матери… Меня вместе с двухлетним братом Андреем, мамой и тетей Марией тоже арестовали и отправили в концлагерь».

Бывший узник лагеря Ефим Костюк: «Меня, жену и еще шесть человек привезли в Колдычевский лагерь. Встретил машину Калько. Без всяких причин он ударил мою жену по голове и проломил ей череп. Я не успел заступиться – меня сбили с ног. В сознание пришел в темном вонючем бараке».

Узники Колдычевского лагеря размещались в постройках летнего типа без печей и нар, в бараках и сараях. После прибытия в лагерь они были должны нашить на одежду специальные знаки – светлые полоски на черном квадрате, дифференцирующие их по тяжести наказания. В первую очередь уничтожению подлежали заключенные, имевшие на квадрате три полоски.

После подъема проводилась проверка узников. В течение дня – не менее девяти построений, которые сопровождались избиениями. Заключенные работали на полях, добывали торф, грузили металл, стройматериалы. Рабочий день длился 12 часов. На добыче торфа мужчина должен был за день доставить в лагерь 1.550 плиток торфа, а женщина – 1.150.

Кормили заключенных баландой – заваренной в воде ржаной мукой с добавками крапивы и лебеды. На сутки выдавали по 140 граммов эрзац-хлеба. В лагере свирепствовали сыпной тиф, дизентерия, но узники по возможности старались скрыть болезнь – нетрудоспособных уничтожали.

Периодически охранники с бело-красно-белыми шевронами на рукавах развлекались, устраивая «игры». Они могли заставить несчастных по нескольку часов прыгать на полусогнутых ногах с вытянутыми руками, изображая лягушек. Эта «игра», названная «жабками», была наиболее популярна у извергов. Если же, по их мнению, кто-либо из узников прыгал недостаточно энергично, его подгоняли дубинкой. Другая «игра» – в «погоню». Заключенные должны были изображать наступление и бой кавалерии. Узники-«лошади» держали на плечах «всадников», а те устраивали погоню и наносили друг другу удары. «Лошади» часто не выдерживали и падали вместе с седоками, за что получали от охранников удары дубинкой.

Лагерь имел камеру пыток. Заключенным прокалывали иголками языки, подвешивали за руки, травили собаками. За малейшую провинность, часто надуманную, узников «Колдычево» избивали, а могли и просто убить. Один из подростков-заключенных, смотревший в небо на пролетающие самолеты, был задержан охранником за то, что якобы подавал сигналы летчику. За это «преступление» подростка страшно пытали… Садизм охранников вызывал протесты даже у представителей оккупационных властей.

За любую попытку получить с воли что-либо из продуктов или одежды заключенных расстреливали. Перед самым отступлением в течение двух дней (с 27 по 29 июня 1944 года) здесь расстреляли 2.000 человек.

На территории этого лагеря была построена кремационная яма-печь, где заживо сожгли 600 узников Барановичской и Столбцовской тюрем. Для уничтожения людей использовались также «газенвагены» (душегубки). Работы палачам хватало…

В ночь на 1 января 1944 года, когда большинство извергов отмечали Новый год, партизаны проникли в лагерь и открыли двери двух бараков. Более 50 узников оказались на свободе. Часть из них охранникам удалось задержать. Беглецов после жестоких пыток убили.

В ночь на 24 марта 1944 года заключенные разрезали колючую проволоку ограды, и 91 беглецу удалось уйти. На следующий день в результате облавы гитлеровцы схватили десять человек. Их доставили в лагерь, до смерти забили палками… Впоследствии один из охранников в суде признался: «По приказанию Бобко мы пригнали из барака всех узников к этим трупам, заставляли пинать трупы ногами и повторять: «Я не побегу».

Когда подошла Красная Армия, большинство лагерных зданий взорвали. Изуверы спешно уничтожали отчетную документацию, братские могилы маскировали под окружающий ландшафт, сравнивали с землей, утрамбовывали и засевали травой, засаживали деревьями и кустарниками. Тем не менее после освобождения Барановичской области в урочище рядом с Колдычево были обнаружены ямы-могилы с останками 22.000 жертв.

Лагерь «Колдычево» – самое тяжкое преступление белорусских коллаборационистов. Все, кто не соответствовал критериям «настоящих арийцев-кривичей», попадали на этот знаковый адский объект. Коллаборационисты составляли списки людей, подлежащих казни. А гитлеровцы, со своей стороны, доверяли прихвостням администрирование и охрану лагеря. Но даже просто «охрана» в тех страшных условиях означала экзекуцию мирного населения – многие из несчастных умирали от рук палачей-охранников. Это самый позорный факт из всего идеологического наследия БНФ…

Наследники

В июле 1942 года гауляйтер генерального комиссариата Белоруссии Вильгельм Кубе с целью укрепления сотрудничества с белорусскими коллаборационистами разрешил использовать бело-красно-белый флаг и герб – изображение вооруженного мечом всадника на белом коне. После чего такую «свядомую» символику начали примерять и исполнявшая полицейские и пропагандистские функции профашистская организация «Белорусская центральная рада», и белорусские добровольцы в немецкой армии и дивизиях ваффен-СС. А еще каратели, полицаи, отправлявшие ни в чем не повинных граждан в концлагеря, охранники, истязавшие узников.

Белорусские партизаны не раз пытались спасти заключенных фашистских концлагерей. Для противодействия им к концу 1943 года в Новогрудке был сформирован охранный батальон. На первом этапе в его составе имелось 3 взвода по 50 человек в каждом. Бойцы батальона вооружились штатным стрелковым оружием – винтовками и карабинами советского образца. Каждый взвод имел несколько ручных пулеметов, а также станковых («максим» и «Дегтярев»), минометы и противотанковую артиллерию.

Пожелтевшие от времени фотографии хранят облик тех вояк. Они носили стандартную немецкую форму с шевроном в виде все того же бело-красно-белого флага. А официальным штандартом охранного батальона была «Погоня».

…14 мая 1995 года состоялся первый в истории независимой Беларуси референдум. На голосование был вынесен и вопрос о государственной символике. Более чем три четверти явившихся на избирательные участки белорусов высказались против использования не раз опороченных националистами и фашистскими прихвостнями герба и флага. Тем не менее оппозиционные силы продолжают использовать их как символ борьбы против действующей власти.

Сегодня нам нельзя забывать о существовании фашистских концлагерей и палачей. Точно так же нельзя, особенно 11 апреля, не вспомнить и о том, как использовались эти герб и флаг, ставшие для тысяч узников не менее зловещими, чем свастика. И важно осознавать, с какими символическими атрибутами всякий раз выходят по весне на свои шествия нынешние «сознательные» идейные последователи «свядомых» из кровавых сороковых годов минувшего века…

Перейти на форум «Владимир КОЖЕВНИКОВ»

Эта статья была опубликована в Образование и наука. Постоянная ссылка.
AdSense block #2

Comments are closed.